Николаю Ярко — 70!

20 декабря севастопольскому поэту Николаю Николаевичу Ярко исполнилось 70 лет. Предлагаем вашему вниманию юбилейную подборку этого замечательного автора.

МОЁ ПОКОЛЕНИЕ

 

Богаты мы едва из колыбели

Ошибками отцов и поздним их умом

 

М.Ю. Лермонтов

 

Друг мой, печально, что мы на излёте –

Радостно, что без затей и идей

Жили, тужили, служили на флоте,

Песни слагали, растили детей.

Что там ошибки… отцов с колыбели

Многих не видели. Годы текли.

В семидесятых предать не сумели,

А в девяностых продать не смогли.

 

Всё же останется нечто нетленное,

Не только массовки, хрущёвки, речёвки.

Мы – не военные, мы – послевоенные,

Но это, я думаю, тоже почётно.

 

 

***

Времена не выбирают

А.С. Кушнер

 

1

Всё смешалось. Поэзия смолкла.

И поэты ушли в небеса.

Словно старое масло, прогоркло

Время магов, шутов и кассандр.

 

Притерпелись – увы! – присмотрелись –

И дорога до неба пуста.

Жаждут крови, и хлеба, и зрелищ –

Не хотят ни креста, ни Христа.

 

2

В троллейбусе одни лишь старики,

Измученные, жалкие и злые,

Ругают время, стынут от тоски

И вспоминают годы золотые.

 

 

Смотрю на них, сердитых, дорогих,

Печали их бездонной не измерить…

О Боже милосердный, помоги

Хоть напоследок им в тебя поверить.

 

3

В исступленье, в безумие, в раж

Входит век развлечений и пользы.

Просят Господа: «Даждь нам продаж,

Поверней, побыстрее, побольше!»

 

Вор успешный – сегодня кумир.

И везде то реклама, то ценник.

Вряд ли я изменю этот алчущий мир,

Но и он меня вряд ли изменит.

 

ДРУЗЬЯМ

 

1

Который год всё чаще слышу

Друзей ушедших голоса,

Как будто сам живу на крыше,

Откуда ближе к небесам.

 

Не остывают ваши руки

Средь шума дней, молвы, листвы.

В оставшейся без вас округе

Почти и нет таких, как вы.

 

Я вас и помню, и лелею,

Вас вижу летом и зимой,

Душой озябшей не старею

Лишь потому, что вы− со мной.

 

Пахнуло горечью осенней,

Туман над городом и дым.

И ничего мы не изменим,

Но всё, что сможем, сохраним.

 

2

Всё чаще вспоминаю я Серёжу.

К нему не дотянуться – высоко.

О времена похмельные… о Боже…

Как ни рифмуй, а выйдет – далеко.

 

Безвестный, бескорыстный, беспартейный,

Поднявшись на незримый пьедестал,

Чуть захмелев от жуткого портвейна,

Ты строки гениальные читал.

 

Читал навзрыд, свои или чужие –

Любимцы музы было всё равно.

И звёзды, как читатели живые,

Заглядывали в пыльое окно.

 

Ты строгим был историком застоя,

Бежал тоски, событий и молвы.

Ушёл, недописав, и недостроив,

И несклонив лысеющей главы.

 

3

На полке Юру и Серёжу вижу,

А рядом Боря с Женею стоят.

Одни уж там, откуда не напишешь –

Другие ещё пишут и звонят.

С годами строки по-иному слышишь –

Слова не раздаются, а парят.

Так медленно и вольно, словно птицы,

Или сравню ещё, как облака,

И каждая строка так высока

И так же озаряет, как зарницы.

 

***

Жалеем: жизнь пролетела.

Ищем тепла в золе.

Успехи, богатство, тело

Останутся на земле.

 

Вечером, утром ранним –

Как повелит Господь –

Душа невесомой станет,

Забыв, что такое плоть.

 

Пожизненные мытарства

Сто крат земных тяжелей.

Пошли нам, Господи, царство,

Помилуй и пожалей.

 

 

 

***

В больничной комнате – знакомые пейзажи.

И на стене, и за сырым окном.

И это твой, пусть временный, но дом.

Другого тебе долго не покажут.

 

Спасибюо, Господи. За то, что я болею,

За то, что дней замедлился полёт.

Молитовка теплее и светлее,

И каждый и благ и радостен восход.

 

***

Меня ангел разбудит в пять утра –

Светлая тихая это пора.

Господу помолюсь, ни о чём не прося.

Даже если жизнь, слава Богу, вся.

И остался этот единственный день,

Слава Богу за всё: за свет и за тень,

За то, что было вчера и до этого,

За море, ещё до сих пор не согретое,

За Спаса икону – в вечность окно,

За то, что мне всё и без просьбы дано.

 

Б.Ш. ОКУДЖАВЕ

 

1

Улетел и дрожит в поднебесье

Голос твой, невесёлый, незвонкий,

Но живут на пластинках и плёнках,

Как скворчата в скворечниках, песни.

 

Боль и нежность с пластинки струится.

На ступеньки верёвочных лестниц

Возвращаются белые птицы –

Начинается новая песня.

 

Это песня о том, что надеты

Впопыхах башмаки-скороходы,

И о том. Что любовь и надежда

Никокгда не выходят из моды.

 

Как друг друга умели мы тешить,

Заглядевшись в осеннюю алость,

Ведь, кроме любви и надежды,

Нам уже ничего не осталось.

2

Какая благодать:

Ветра проснулись рано –

И неба не узнать:

И радуга, и радость.

 

Вчерашний снег уже

Парит над нашей крышей.

Колокола в душе

Не слышатся, а дышат.

 

И властвует душой –

Награда и отрада –

Оркестрик небольшой

Из песенки Булата.

 

3

Высокий, трубный глас трубы,

Над летним городом плывущий…

Когда и где такой же был,

Звенящий, горестный, зовущий?

 

Глас этот медлил, воспарял,

Нас очищая и спасая.

В нём гроз рокочущий металл,

И сердца нежность золотая.

 

И неба пламень голубой,

Глагол бессмертья величавый –

Труба рифмуется с судьбой

В заветных строках Окуджавы.

 

ВОСПОМИНАНИЕ О ЛЕТЕ

1

Жил на косогоре,

Коротал рассветы

За версту до моря,

За весну до лета.

 

И зимой немою

Захотелось мне так

Добежать до моря,

Дотянуть до лета.

 

 

Но нескоро смоет

Снег дождями, где там…

Далеко до моря,

Далеко до лета.

 

В мартовском мажоре

Снов, дождей и веток

Показалось море,

Улыбнулось лето.

 

Жил на косогоре,

Солнышком согретый.

Рокотало море,

Хохотало небо.

 

Вскоре ли – не вскоре,

Затерялось где-то.

За горами море,

За годами лето.

 

Но зимой немою

Мне приснилось это:

За версту до моря,

За весну до лета.

 

2

За воротами старыми

Дремлет старенький дворик.

Там, за вёснами талыми,

Ненаглядные двое.

 

Навсегда разлучаются,

Но не знают об этом.

Пахнет вечер отчаянно

Резедою и летом.

 

Им, как водится, кажется:

Всё, как хочетс, будет;

Но с горы уже катится

Камень будущих судеб.

 

Ничего не останется:

Ни надежды, ни имени.

Запах грустный вспомянется

Ночью синею, зимнею.

3

Октябрь – послевкусие лета.

Мое прохладней, синей.

Жёлтые эполеты

Деревьев уже видней.

 

Дали уже осенние.

Грустное слово «уже».

Осеннее настроение

Так по душе душе.

 

Вечор, о заре, у берега

Плачущих видел наяд.

Барышень до истерики,

Видно, довёл ноябрь.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s