ГОРОСКОП ПО-МОСКОВСКИ. Рассказ

НитковКапитан 1 ранга запаса Нитков Сергей Дмитриевич родился и вырос в Севастополе. Окончил Киевское высшее военно-морское политическое училище и заочно с отличием и «золотой» медалью Военный Университет Вооруженных Сил Российской Федерации по специальности социальный педагог, психолог, преподаватель.

Прослужил на флоте 33 года, участвовал в более чем десяти дальних походах кораблей в Средиземное море, Атлантический и Индийский океаны.

Офицерская служба проходила на кораблях и в органах военного управления Черноморского флота. В настоящее время является сотрудником отдела по работе с личным составом ЧФ.

Начал заниматься литературной деятельностью с 1990 года, сотрудничая с газетой «Флаг Родины» и другими изданиями в вопросах военно-патриотического воспитания молодежи,  пропаганды боевых традиций флота и славянского культурного наследия.  Имеет более сотни публикаций литературно-художественной направленности. Неоднократно публиковался в журналах «Морской сборник» и «Маринист», интернет-издании «Солдат удачи». Является автором шести книг морских рассказов и флотских баек.

Член Союза писателей России. Имеет почетное звание «Заслуженный работник культуры Автономной Республики Крым». Лауреат Севастопольского общегородского форума «Общественное признание».

В 2010 году коллегией Российского государственного военного историко-культурного центра при Правительстве Российской Федерации награжден памятной медалью «Патриот России».

В 2011 году стал участником первого международного семинара молодых литераторов в подмосковном Переделкино. По итогам семинара был представлен, а затем принят в Союз писателей России.

В 2014 году принял участие в работе второго Всеармейского совещания писателей.

Издано шесть книг морских рассказов («Особый случай» – 2005 г., «Флотская логика» – 2006 г., «Закаленные морем» – 2007 г., «Флотские страсти» – 2012 г., «Бедные лейтенанты» – 2013 г., «Голос моря» – 2014 г.) Готовится к печати новый сборник морских рассказов «Важный разговор».

ГОРОСКОП ПО-МОСКОВСКИ

Длительное плавание – это особый вид деятельности военных моряков в условиях оторванности от вышестоящего командования, пунктов снабжения и семьи. В этот период вся полнота власти на корабле принадлежит старшему похода или командиру, и действует он от имени государства. В связи со спецификой решения задач в море экипаж живет по походному распорядку дня, который в значительной степени отличается от обычного – берегового варианта. Но никакие изменения в повседневной жизни в этот период не могут отменить устоявшиеся служебные и личностные отношения среди моряков, разве что иногда они приобретают специфические юмористические оттенки. Но куда без этого в море.

Прототипами героев этого рассказа являются офицеры воспитательных структур гвардейского ракетного крейсера «Москва», три месяца выполнявшего задачи боевой службы в Индийском океане в период второй иракской кампании.

Описываемые события заняли лишь несколько часов в походном бытие экипажа, и, конечно же, не вошли в боевую летопись крейсера. Но, на мой взгляд, именно из таких выразительных событийных фрагментов, организовываемых отдельными неординарными личностями, и складывается многоликая мозаика анналов истории корабля.

 

***

Утреннее совещание офицеров воспитательных структур крейсера подходило к своему завершению. Все задачи были поставлены, определены сроки выполнения тех или иных мероприятий на день и перспективу. И тут психолог капитан 3 ранга Козицын достал свернутую пополам газету, прихваченную им на столе в библиотеке. Виктор Иванович ухмыльнулся и во всеуслышание объявил:

– Товарищи офицеры, вы только послушайте, что мне на сегодня предсказывает гороскоп. Не зря я с утра встал в плохом расположении духа.

Все офицеры, находящиеся в каюте большого зама, устремили свой взор на психолога.

– Близнецы, – стал читать свой гороскоп Козицын, – неожиданно получат дополнительную работу не свойственную профилю их основной деятельности, результатом которой будет взбучка от руководителя…

Поднявшийся шум не дал дочитать Виктору Ивановичу свой гороскоп на этот день. Офицеры поочередно отпускали реплики, суть которых сводилось к одному – испугали козла капустой. В море и так стирается грань между рабочим временем и часами отдыха. Порой, приходится все 24 часа в сутки трудиться и ничего. Свежая струя в море разговоров людей вынужденных находиться в замкнутом пространстве и с ограниченными коммуникационными возможностями не оставила никого равнодушным. Офицеры, перебивая друг друга, просили Виктора огласить их личный гороскоп. Он терялся: с кого начать, но тут тему закрыл старший из них. Хозяин каюты капитан 2 ранга Козырев огласил волевое решение.

– Значит так. Я в правдивость гороскопов не верю, но чтобы убедить в этом и вас иду на эксперимент. Виктор Иванович оглашает мой гороскоп, и после этого мы дружно встаем и идем работать. А вечером на совещании сверимся: можно ли верить гороскопу. Вопросы есть!

Он обвел взглядом умолкнувших подчиненных. Возражений не было.

– Читай, Виктор Иванович, – сказал зам, и все обратились в само внимание.

– Так, у Овнов сегодня неблагоприятный день. Вам неоднократно достанется от начальства. Более того будьте готовы, что вас подставят подчиненные.

Чтение мало обнадеживающих к лучшему предсказаний прервал стук в дверь. В каюту вошел рассыльный и обратился к заместителю командира крейсера по воспитательной работе.

– Товарищ капитан 2 ранга. Вас вызывает к себе заместитель командира похода по воспитательной работе капитан 1 ранга Татарский.

Зам крейсера плотно сжал губы и, выдержав короткую паузу, сказал моряку:

– Хорошо. Спасибо, можете идти.

Завершая совещание, он напутствовал офицеров:

– Так, всё братцы, за работу!

Выпроводив подчиненных, зам командира крейсера  отправился к вышестоящему начальству, благо каюта Татарского располагалась напротив, буквально в двух шагах по коридору, их разделял только уходящий палубой ниже трап. Он уже и думать забыл про предсказание гороскопа.

 

После разговора с начальством заместитель командира крейсера по воспитательной работе капитан 2 ранга Козырев вернулся к себе в каюту и со злостью бросил на стол записную книжку. У него остался неприятный осадок от посещения каюты заместителя командира похода, в миру зам командира дивизии по воспитательной работе. Один из опытнейших офицеров-воспитателей флота снова на один шаг опередил его. Крейсер только двинулся покорять Аравийское море, чтобы достичь западного побережья Индии, а капитан 1 ранга Татарский уже пригвоздил его к позорному столбу немедленно требуя представить план мероприятий по подготовке к заходу в иностранный порт Мумбай, который мы привычнее зовем Бомбеем.

Мрачные мысли Вячеслава Александровича прервал стук в дверь. На пороге появился психолог корабля капитан 3 ранга Козицын. Ему пришлось пригнуться, чтобы перешагнуть комингс проема двери. Когда он распрямился, то стало видно во всей красе его богатырское телосложение и впечатляющий рост. Глядя на подчиненного, Козырев подумал:

– Да, этому «малому» все по плечу, – и, не дав психологу вымолвить и слова,  мигом поручил ему подготовить требуемый план.

Снабдив Козырева «дореволюционной» брошюрой, где имелся образец похожего документа, он предупредил:

– Виктор Иванович, иди и помни, что план нужен уже сейчас. Иначе Татарский меня окончательно доконает.

Спускаясь по трапам тремя палубами ниже к себе в каюту, где размещался вместе с офицером по ОГП капитаном 3 ранга Андреем Сушко, корабельный психолог думал:

– И какого я попёрся к заму? Уж забыл и зачем ходил. Огрёб на свою голову лишнюю работу. Правильно говорит Андрей, держи свой зад подальше от начальства и поближе к камбузу. И каким боком я имею отношение к плану подготовки захода в Мумбай? Попался как мальчишка.

В каюте никого не было. Виктор сел за компьютер и принялся за работу. Первым делом он изучил содержание врученной ему брошюры.

– Боже мой, она древняя как мир. Тут еще отражены мероприятия партийного характера, свойственные периоду советской эпохи, – отметил офицер. – Да, придется тут попотеть, отделяя зерна от плевел. Но современные методисты, к сожалению, пока ничего нового не родили, – заключил он, и стал набивать текст.

Не успел Виктор Иванович набрать шапку документа, как раздался телефонный звонок.

– Как там дела с планом? – послышался до боли знакомый голос зама.

– Вячеслав Александрович, работаю.

– Ну, хорошо, только давай по-быстрому работай, – настойчиво порекомендовал он.

Капитан 3 ранга Козицын чертыхнулся и стал дальше стучать по клавиатуре, периодически заглядываю в брошюру. Только он углубился в работу, как снова заверещал телефон.

– Кому там неймётся? – подумал Виктор, беря трубку.

На проводе снова был Козырев.

– Виктор Иванович, план еще не готов? А то меня замкомдива уже дергает.

– Работаю с максимальной скоростью, – сдерживая начавшее подступать раздражение, ответил психолог.

Прошло пять минут. Опять рабочую тишину нарушил суматошный вызов звонка.

– Слушаю Козицын, – процедил сквозь зубы капитан 3 ранга.

– Как обстановка? Ну что там, план готов? – снова интересовался зам.

Виктор  Иванович уж созрел, чтобы сказать всё, что он думает по поводу злополучного плана, но тут корабль резко накренился на правый борт. От этого не закрепленные по-походному вещи попытались изменить свое местоположение. Но крейсер лег на новый галс и статус-кво восстановился, а успокоившийся Козицын уже приветливым голосом ответил:

– Делаю все возможное и не возможное, чтобы ускорить процесс.

– Ну, ладно, только скорей выдавай на-гора конечный результат, а то Татарский уже даже заходил ко мне.

В этот момент в каюту ввалился капитан 3 ранга Сушко и сразу направился к проему иллюминатора, за которым у него на привязанной к рейке проволоке вялился добротный кусок тунца. Уж что, а вкусно поесть, Андрей уважал. Пощупав наливавшуюся янтарным жиром рыбину, он удовлетворенно сказал:

– Еще чуть-чуть и будет готова красавица.

И тут же, переключаясь с продукта моря на продукт человеческой деятельности, обратился к Виктору:

– А ты над чем пыхтишь как паровоз?

Психолог оторвал взгляд от монитора и ответил на заданный вопрос:

– Лучше не спрашивай, – произнес он и тяжело вздохнул.

На выдохе снова затрезвонил телефон. Это опять был зам все потому же вопросу. Но теперь он уже сам по-настоящему нервничал.

– Виктор Иванович, у меня уже нет времени ждать. Где план? Почему он ещё не у меня? Вы что не понимаете, что мне зам комдива звонит каждые пять минут и требует представить план.

– Вячеслав Александрович! Если вы меня будете каждую минуту дергать и отвлекать от работы, то я этот злополучный план и к вечеру не закончу! – ответил, горячась, Козицын и бросил трубку.

– Так! Я вижу, ты уже дошел до белого каления, – констатировал Сушко, и решил дать сослуживцу практический совет. – Слушай, у тебя есть шанс отучить нашего шефа, хотя бы на время, бесконечно нас дергать и опекать.

– Так-так, а что ты предлагаешь? – заинтересовался психолог.

Он знал, что Андрей воспитывает четверых детей, поэтому обладает развитой и неуемной фантазией. А какой оригинальный подарок выдал он вчера медикам на их профессиональный праздник.

И действительно врачи были приятно удивлены презентом от Сушко, который нашел в своих архивах фотографию сексапильной красотки и поработал с ней в фотошопе. В результате на свет божий явилась весьма аппетитная дева в белом медицинском халате с вышитым с левой стороны на уровне груди красным крестом. Она стояла в такой соблазнительной позе с расстегнутыми верхними пуговицами на халатике, что военные врачи по-настоящему впечатлились и в знак благодарности одарили Андрея пол-литровой ёмкостью чистого медицинского спирта. Что ж, в море бытуют свои ценности.

– Так говори, что надо сделать? – поинтересовался психолог.

– Значит тема такая, – стал излагать суть своей придумки Андрей. – Смотри в брошюру, видишь пункт пятый плана?

– Так там же полная ерунда. Какую в наше время актуальность может иметь конференция КПСС. Поколение девяностых и младше, наверное, уже и не знает, как расшифровать эту аббревиатуру!

– Ну, начнем с того, что ни какая-нибудь, а XIX партконференция Коммунистической партии Советского Союза. Это раз. Во-вторых, это как раз то, что нам нужно. Ферштейн?

– А-а! Я, кажется, начинаю понимать, – произнес тоном заговорщика Виктор, и стал набирать очередной пункт плана: «Провести партийное собрание с повесткой дня «Реализация решений XIX конференции КПСС – важнейшая задача коммунистов корабля в период подготовки к заходу в иностранный порт».

Не успел психолог поставить точку, как Андрей Сушко сорвался с места и выскочил из каюты, да так быстро, что только и были слышны его удаляющиеся шаги по трапу. Начало его движения по своей стремительности по праву могло сравниться со стартом крылатой ракеты. Виктор не мог понять, что послужило причиной такого странного поведения его компаньона. Но всё стало на свои места, когда в каюту снова зашел счастливый Андрей с видом победителя. Держа в вытянутой руке проволоку с тунцом, он многозначительно изрек: «Куиква суум!»

– Не понял? – вопросительно вскинул брови Витя Козицын.

– Темнота. Учи латинский. Я сказал: каждому своё!

– А-а!

Дальше Сушко поведал о том, что выскочил на верхнюю палубу от того, что заметил, как его вывешенный за иллюминатор тунец стал медленно пониматься вверх, словно обретя крылья. Видимо его подцепил какой-то изобретательный моряк, который решил полакомиться на дармовщинку. Конечно, на корабле все общее, но не до такой же степени! Выбежав наверх, капитан 3 ранга тут же обнаружил похитителя с аппетитной уликой в руках. Тунец моментально перекочевал из случайных рук к хозяину. Как говорится: морской бой скоротечен.

 

С готовым планом капитан 3 ранга Козицын отправился к заму.

– Наконец-то! – воскликнул он, – А то я уже думал, что никогда не увижу документ. Если я покажу часть тела, куда множество раз, да еще с пристрастием, был торпедирован Татарским, то там уже живого места нет.

– Ну ладно, давай сюда план.

– Вячеслав Александрович вы бы внимательно вычитали документ, прежде чем подписывать, а то вы мне названивали, я отвлекался…

– Некогда мне тут читки устраивать, – ответил на доброжелательный совет психолога Козырев, максимально бегло, для проформы, пробегая план глазами.

– Всё! Я побежал, а то меня зам комдива уже заждался и сейчас в очередной раз порвёт. А ты, Виктор Иванович, можешь идти.

Козырев даже представить не мог, насколько он был прав.

Оказывается, есть пророки в своем Отечестве. В этом наглядно убедились Сушко с Козицыным, притаившиеся у трапа палубой ниже. Оттуда должно было быть прекрасно слышно, как отреагирует начальник на содержание плана, если, конечно, его внимательно прочитает. И они не ошиблись.

Несколько минут в каюте все было тихо. Видимо капитан 1 ранга, в отличие от зама крейсера не пожалел времени и предметно знакомился с содержанием документа. Когда Юрий Семенович прочитал пункт про партийное собрание по воплощению в жизнь решений XIX конференции КПСС, он опешил и тихо спросил:

– А скажите мне, Вячеслав Александрович, какой сегодня век за иллюминатором?

– Не понял, – смутился капитан 2 ранга.

– Я спрашиваю в прямом смысле.

– Так понятно какой – двадцать первый.

И тут возмущение, охватившее начальника, вырвалось наружу.

– Так какого ляда, я вас спрашиваю, вы мне тут партийные собрания планируете, да еще с такой выдающейся повесткой дня. Вы что, не знаете, что армия уже несколько десятилетий как вне политики. А я и не предполагал, что на крейсере существует партийная организация, и кто туда кроме вас входит?

Козырев готов был провалиться палубой ниже, лишь бы не слышать все это. Он не мог перевести стрелки на исполнителя документа психолога Козицына, так как под документом стояла его подпись. Он терпеливо выслушивал все колкости в свой адрес и дальше, понуро опустив голову. А что он мог ответить, чем оправдаться? Ведь, по сути, начальник был прав.

Вячеслав Александрович даже не догадывался, что угодил в силки, расставленные ни кем иным, а своими любимыми подчиненными.

Устранять замечания Козырев отправился не к себе, а в каюту своих подчиненных, чтобы подальше спрятаться от недремлющего и беспокойного ока зама комдива.

В это время Сушко по своим делам убыл в библиотеку, а затем отправился на ют проконтролировать практические результаты деятельности корабельных рыболовов. Капитан 3 ранга Козицын, радушно приняв зама в каюте, тут же под надуманным предлогом покинул помещение, оставив Козырева поработать одного. Вячеслав Александрович наслаждался долгожданной свободой от пристрастного внимания Татарского и, словно на рояле, отбивал такт литерами клавиатуры компьютера. Отправив на свалку истории так дорого обошедшийся ему пункт плана, он принялся дополнять его новым содержанием исходя из своего практического опыта. И тут бесшумно отворилась дверь, и комингс перешагнул капитан 3 ранга Сушко. Он появился с выставленными вперед руками, кисти которых были залиты кровью. Андрей запачкался рыбьей кровью помогая снимать с крючка не в меру шуструю барракуду. Бросив взгляд на увлеченного работой Козырева, он тут же загорелся очередной идеей. Сушко быстро размазал алую кровь с рук по лицу и, всхлипывая, медленно направился к умывальнику. Зам крейсера уже не мог не обратить на него внимание. Он поднял голову, и ужас проник в его душу.

– Неужели опять ЧП? – со страхом предположил капитан 2 ранга. – Да ещё с его непосредственным подчиненным.

На миг представив реакцию зама комдива, он содрогнулся, и, беря себя в руки, дрожащим от волнения голосом спросил:

– Что? Что случилось?

– Да задрали уже эти ветераны, – странно прозвучал ответ офицера, который начал уже мыть руки.

В чашу умывальника стала стекать вода, она имела бледно розовый цвет. С кончиков пальцев капитана 3 ранга периодически отрывались и падали в раковину более яркие капли крови.

Козырев вскочил из-за стола.

– Говори толком, что произошло? – возбужденно прокричал он.

– Да, мы тут с замом БЧ-2 поспорили по ерунде. А он психованный возьми да и ударь меня по морде, в смысле по лицу, – стал лжесвидетельствовать Сушко, параллельно смывая кровь с лица. – Я вот теперь думаю, что без пяти минут пенсионеров надо сторониться, нервные они какие-то. Вот и нос мне ни за что разбил, драку устроил.

Капитан 3 ранга Федор Дмитриевич Дюваль, один из предводителей «рогатых», а именно так на корабельном жаргоне величают моряков ракетно-артиллеристской боевой части, действительно уже готовился в скором времени повесить форму в платяной шкаф и насладиться спокойной жизнью военного пенсионера. Он считал, что должен достойно завершить службу, поэтому придуманный Сушко конфликт в действительности не имел к нему никакого отношения. Но, как известно, чем невероятнее вымысел, тем больше в него верят люди. Не был исключением в этом смысле и зам крейсера. Он выскочил из каюты, как ошпаренный, и побежал искать виновника так печально закончившегося общения двух офицеров воспитательных структур крейсера.

Козырев обошел почти весь корабль, но никак не мог найти зама БЧ-2.

–  Наверное, он как нашкодивший кот спрятался подальше от людских глаз, – рассуждал про себя Вячеслав Александрович. – Ну, я ему устрою Варфоломеевскую ночь вместе со штурмом Бастилии, когда найду!

 

Капитан 2 ранга вышел на бак, обогнул расположенную перед волнорезом массивную артустановку и обнаружил Дюваля, который спокойно беседовал с матросом под вытянутыми вперед, словно указующий перст, стволами пушки.

– Беседуете, значит?! – то ли спросил, то ли констатировал факт зам крейсера.

– Беседуем! – подтвердил зам БЧ-2, прямо глядя в глаза начальнику.

– Ты смотри, бесстыжий какой, даже взгляд не отводит, – подумал Козырев, а вслух сказал, – Товарищ матрос, вы можете идти.

Когда моряк покинул бак и пошел по шкафуту, Вячеслав Александрович продолжил:

– Ты что творишь, ирод, – с возмущением начал он.

Эмоциональная речь, красное лицо и выступившие капельки пота на лбу собеседника, свидетельствовали о том, что большой зам находится во взвинченном состоянии, но Дюваль никак не мог понять, в чем причина такого возбуждения? Поэтому на странный вопрос зама, он лаконично ответил:

– А в чем собственно дело?

– И ты еще спрашиваешь что случилось. Тебе Родина доверила поддерживать порядок и дисциплину, показывать личный пример, а ты что делаешь?

– А что я делаю? – искренне продемонстрировал свое неведение Дюваль. – Я что-то не пойму, что мне инкриминируется?

– Посмотрите на него, он не поймет, – иронично продолжил капитан 2 ранга, – А ведь уже почти ветеран, и не стыдно?

– Так, стоп! – попытался приостановить обличительную речь зама капитан 3 ранга Дюваль. – В конце концов, в чем дело? Что случилось? Я ничего не могу понять!

– Нет, ну это же надо! Разбил лицо капитану 3 ранга Сушко, а изображает из себя саму невинность. Орлеанскую деву, – возмутился Козырев.

– Какое еще лицо? Какая дева? Какой Сушко? – недоумевал капитан 3 ранга. – Да я с ним после утреннего построения даже не встречался.

Выяснение запутанной ситуации между офицерами-воспитателями продолжалось еще минут пять, пока Вячеслав Александрович окончательно не понял, что купился на дурацкий розыгрыш, ловко придуманный капитаном 3 ранга Сушко. Осознав, что его самым банальным образом провели, как необстрелянного лейтенанта, Козырев, с криком: «Я ему этого так не оставлю!», бросился искать Сушко, чтобы набить огэписту морду, пусть и не в буквальном смысле. Но Андрей Юрьевич был воробей стрелянный, поэтому предчувствуя реакцию уязвленного начальника, предпочел спрятаться в чужой каюте от греха подальше. Ближе к вечеру воспитатели стали собираться в каюте зама на вечерний доклад.

Последними пришли и заняли места за столом Козицын и Сушко. Удобно усевшись, психолог раскрыл блокнот и оттуда выпал согнутый пополам листок с гороскопом. Он как магнит уже второй раз за день привлек внимание офицеров-воспитателей. В свою очередь зам выложил из папки с надписью «На подпись» только со второго раза утвержденный вышестоящим начальником План подготовки к заходу в иностранный порт.

Козырев не дал никому рот раскрыть, так как не нужно было иметь семи пядей во лбу, чтобы догадаться, о чем сейчас начнут говорить офицеры.

– Всё, всё, всё! Сдаюсь, убедили. С этого дня и я верю в гороскопы. И вот еще что, – при этом зам ехидно улыбнулся, – после окончания вечернего доклада попрошу остаться Козицына и Сушко.

Предчувствуя, что сегодня на его долю выпали еще не все испытания, заерзавший на стуле капитан 3 ранга Козицын машинально развернул листок с гороскопом. После этого открылась полная картина. Статья с гороскопом увенчивалась заголовком «Гороскоп на 25 мая». Указанная дата полностью совпадала с днем нынешним, поэтому на утреннем докладе ни у кого не возникло и тени сомнения по поводу аутентичности гороскопа. Но сейчас, когда Козицын отвернул страницу, все увидели титульный лист не только с названием газеты, но и полную дату её выпуска. Оказывается, гороскоп то был действительно составлен на 25 число месяца мая, но только прошлого года. И как это господам офицерам в голову сразу не пришел резонный вопрос: а откуда это на втором месяце плавания могла взяться на корабле свежая газета? Крайним в этой запутанной истории суждено было стать матросу-библиотекарю плохо следящему за порядком на вверенном ему заведовании. Но в глубине души все свидетели этой истории укоренились во мнении – в море предсказания гороскопа работают, даже спустя год. И более всех в это поверил капитан 2 ранга Козырев, не даст ему соврать и капитан 3 ранга Козицын. А вот огэпист Андрей Сушко почему-то стал мало интересоваться предсказаниями. Тем не менее, после возвращения крейсера в главную базу он сразу пошел на повышение и был назначен офицером по ОГП и не то что бригады, а сразу дивизии надводных кораблей. Видно создавать условия для реализации гороскопов дело благодарное.

Спустя пять лет психолог бригады десантных кораблей капитан 3 ранга Козицын был объявлен лучшим психологом Военно-Морского Флота, заняв призовое место на первом Всеармейском конкурсе специалистов его профиля.

Капитан 2 ранга Козырев достойно дослужил положенное и с почестями ушел на пенсию по возрасту. Надо отметить, что сразу после случая с планом и гороскопом он, наконец, перестал бесконечно названивать по телефону и контролировать каждый шаг подчиненных, но его хватило только на неделю. А вот подготовленные подчиненными документы с тех пор он вычитывает самым тщательным образом.

Так что, как говорили латиняне, Cuique suum! Каждому своё!

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s