В литературной оранжерее Крыма

растут плоды российской глубинки 
Беседовала Инна Игнаткова, фото Вячеслава Моисеева

В Крыму побывали и посвятили ему свои строки многие великие писатели из разных уголков России. И теперь наш полуостров можно сравнить разве что со своеобразной «оранжереей», на которой по сей день дают всходы семена творчества, некогда посеянные ими. Крым всегда был и, я надеюсь, навсегда останется неисчерпаемым источником вдохновения еще для многих поколений творческой интеллигенции.

С этих слов крымского гостя Аксаковских дней начался наш разговор с ответственным секретарем и заместителем председателя организации Союза писателей России в Республике Крым и Севастополе Владимиром СОРОКИНЫМ в беседке на берегу озера в парке музея-усадьбы С.Т. Аксакова.

– Я не открою большого секрета, если скажу, что Крым – это уникальное место для творчества, — продолжал Владимир Иванович. – Он обладает целебным климатом, неповторимыми по красоте ландшафтами, своеобразной, не сравнимой ни с чем аурой.

И поэтому неудивительно, что многие писатели, приехав в Крым поправить свое здоровье, влюблялись в него и оставались здесь навсегда. Сразу даже трудно перечислить всех знаменитых мастеров пера, которые оставили след на крымской земле. Это и Максимилиан Волошин, дом которого в Коктебеле стал литературной Меккой, и Александр Куприн со своими знаменитыми рассказами, посвященными Балаклаве – одному из красивейших мест на крымском побережье, и Лев Толстой, «Севастопольские рассказы» которого стали пробой пера молодого автора. Невозможно обойти вниманиемЧехова, Цветаеву, Лесю Украинку и многих других писателей, творчество которых тесно связанно с Крымом. Но, побывав в Оренбуржье, я почувствовал: есть в этой российской глубинке нечто настоящее, незримая связь с крымской землей. И это настоящее, взятое отсюда и перенесенное на плодотворную крымскую почву, способно пустить корни у нас в Крыму, произрасти, но при этом приобрести совсем иные оттенки и особенности, которые нигде больше в России, на «материковой» ее части, появиться не могут.

Что еще открыли вы для себя, посетив наш край?

– Очень многое. Наша писательская организация сейчас на этапе становления. Приехав сюда, я не только получил колоссальное удовольствие от праздника, но и почерпнул много полезного, что в будущем, надеюсь, поможет нам в творчестве и в работе крымской писательской организации. У меня нет сомнений, что со временем и мы станем проводить у себя подобные литературные встречи и праздники. Сейчас для нашей организации один из главных вопросов – выстраивание взаимоотношений с местной властью.

А какие взаимоотношения у писателей Крыма с властью?

– Когда Крым входил в состав Украины, между Крымским отделением Национального Союза писателей Украины (в который входило большинство крымских писателей) и руководством нашей республики складывались довольно напряженные отношения. Ведь Крым, по сути, всегда оставался русским, а Национальный Союз писателей Украины в своем государстве часто поддерживал только радикально настроенную, националистическую часть писательского сообщества. Чиновникам невозможно было объяснить, что, только находясь в рамках союза, мы могли донести крупицы современной русской литературы до читателей не только Крыма, но и всей Украины. Были просветы в отношениях. Но недолгие и сложные. В этом деле нам существенную помощь оказывал киевский литературный русскоязычный журнал «Радуга» и его главный редактор Юрий Ковальский, который охотно печатал произведения крымских авторов. Мы издавали на русском языке свою газету «Литературный Крым», семь лет выходила «Литературная газета + Курьер культуры: Крым – Севастополь», подписка на это издание осуществлялась по всей Украине. Ее редактор – Татьяна Воронина, ныне председатель нашей организации. Без всякого сомнения, наша организация СПР постарается наладить взаимоотношения с новой властью, иначе никак не нельзя. И я думаю, что они будут взаимовыгодными…

Существовала ли организация Союза писателей России в бытность Крыма частью Украины?

– Уставом Союза писателей России предусматривался прием в союз граждан, не имеющих российского гражданства. Но создание территориальных отделений на территории другого государства – юридический нонсенс. Поэтому у нас было Крымское отделение СПР, которое осуществляло лишь координаторские функции. То есть многие писатели вступили в СПР, когда Крым еще не был субъектом России, но на учете состояли в Москве. 3 августа 2014 года в Симферополе состоялась учредительная конференция, которая провозгласила создание организации СПР в Республике Крым и Севастополе. Председателем избрана Татьяна Воронина, долгое время возглавлявшая писательскую организацию СПР в Крыму, как координатор. И теперь наша задача – объединить крымских писателей. Госсовет Крыма определил равноправное хождение на полуострове трех языков: русского, украинского и крымско-татарского. Это положение нашло отражение и в уставе нашей организации, мы создали три языковые секции, что позволит авторам самовыражаться на родном языке.

Какие надежды появились у вас после присоединения Крыма к России?

– Надежды, что мы, в конце концов, найдем взаимопонимание с руководством республики, тем более что сегодня преодолены все мешавшие нам противоречия. Оказавшись здесь, я пытаюсь понять, как в Оренбуржье налажено взаимодействие писательских организаций с властью. Думаю, что полученный опыт станет для нас полезным. У вас прекрасный Дом литераторов. Представьте себе, в Крыму в течение почти десяти лет Национальный союз писателей ютился в помещении, любезно предоставленном нам директором краеведческого музея. Но, в конце концов, нас попросили и оттуда. Союз по сей день остается практически на улице. Видимо, крымские писатели не в чести у местных властей.

Назовите имена самых талантливых, на ваш взгляд, современных крымских писателей.

– Прежде всего, Константин Фролов, человек уникального таланта и мировоззрения, член Союза писателей России. Если вы послушаете написанные им несколько лет назад стихи, то поймете, что это поэт-пророк. Все предсказанное им свершилось, Крым стал частью России. Но его стихи нужно именно слушать – их просто невозможно прочитать за него. Из молодежи – Елена Масленникова, перспективная писательница из Ялты, Людмила Пивень – молодой, но уже состоявшийся прозаик из Севастополя, Николай Ярко – севастопольский поэт. Не могу обойти вниманием феодосийца Эдуарда Абрамова, прозаика и переводчика. У него есть перевод сонетов Шекспира. Последним советским автором, который переводил сонеты Шекспира, если мне не изменяет память, был Самуил Маршак. Но я считаю, что Эдуард Михайлович сумел уловить новые, особенные моменты, которые до него переводчики не замечали. Ведь перевод – это всегда индивидуальный взгляд, особое видение… Сожалею, что не привез книг наших авторов – у нас ведь даже архива пока нет. Но, я надеюсь, что еще привезу – мы ведь с вами не последний раз встречаемся!

Газета «Оренбургская неделя» № 41, 8 октября 2014 г.

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s